массовое убийство в колледже о чем молчат спецслужбы

«Был тихим, спокойным, ходил сам по себе» Студент устроил бойню в крымском колледже. Он убивал всех, кого видел

detail 9ed2ebef3a838914e4d3e9ae46a0c1f8

Черная среда

Первые сообщения о ЧП в Керчи стали приходить после полудня. Первоначально сообщалось, что в столовой Керченского технологического техникума (улица Войкова, дом №1) взорвался газ.

«Предварительные данные: 50 пострадавших, 10 погибших. Выехали 5 бригад (скорой помощи). В 13:00 вылетает вертолет. Туда же направлены еще 5 бригад скорой помощи из ближайших районов — Семисотка, Ленинский, Багерово, Щелкино», — прокомментировал инцидент директор Крымского республиканского центра медицины катастроф Сергей Астанкин.

Материалы по теме

tabloid 319d48a08aa0dc237edab254328ceaa5

«Убивали всех, кого могли найти»

tabloid 1689987fbed48e4491f203b50daf6410

Теракт в Крыму

pic 7756010037a6543bb76fc8865a5c6917

Террористический след

По его словам, до главы государства уже донесена информация НАК о взрыве неизвестного взрывного устройства. На просьбу уточнить, рассматривается ли версия теракта, Песков отметил, что «она рассматривается».

Вскоре после официальных заявлений Кремля о произошедшем в техникуме рассказала его директор Ольга Гребенникова, которой в момент взрыва в здании не было.

pic 88ebb9e917d7dc53232007b56a4c1f1b

В то же время источник «Ленты.ру» в правоохранительных органах уточнил, что дело возбуждено по трем статьям УК РФ — «Теракт», «Незаконный оборот оружия» и «Убийство двух и более лиц общеопасным способом».

Взяли в кольцо

Когда стало ясно, что ЧП в техникуме Керчи — умышленное преступление, встал главный вопрос: кто за ним стоит?

Ближе к 15:00 в СКР заявили, что число погибших в Керчи возросло до 13 человек. «На данный момент известно о 13 погибших и около 50 раненых, большая часть из них — подростки. Данные о пострадавших уточняются», — пояснила официальный представитель ведомства Светлана Петренко.

Но и эти данные оказались не окончательными: позже глава Крыма, председатель республиканской антитеррористической комиссии Сергей Аксенов заявил, что при теракте в керченском техникуме погибли 18 человек. По словам Аксенова, более 40 человек получили ранения (по данным СКР на 17:30 пострадали 74 человека).

В это время к политехническому колледжу была стянута военная техника — грузовики и бронетранспортеры, а улицы неподалеку заполнили патрульные автоматчики. В пресс-службе Южного военного округа объяснили, что солдаты направлены в Керчь для оказания помощи в разборе завалов, образовавшихся в результате взрывов.

pic 6d536856ac2f3ee2b7f18d91efb5ebe8

Через три часа после случившегося официальные лица сообщили о личности преступника. Им оказался 18-летний студент.

Одинокий убийца

pic bf26e358a890a81be93022a28c990009

Одногруппники Рослякова рассказали «Ленте.ру», что у Владислава не было проблем с учебой и другими студентами. «Он учился исправно, можно сказать, был отличником. Последние два дня только не появлялся в колледже. Друзей у него особо не было, он общался со всеми понемногу», — сказал Ярослав Т. Другой одногруппник Рослякова — Артем Л. рассказал, что тот «был тихим, спокойным, ходил сам по себе». Видимых причин для массового убийства у него не было, и никто бы не подумал, что он мог решиться на подобные действия.

Керченская бойня

Когда картина происшествия сложилась окончательно, в СКР приняли решение переквалифицировать уголовное дело. Статью «Теракт» (205 УК РФ) изменили на «Убийство двух и более лиц общеопасным способом» (ч.2 ст.105 УК РФ).

По словам источника «Ленты.ру» в правоохранительных органах, ближе к вечеру 17 октября следователи начали восстанавливать картину массового убийства в Керчи.

pic 9b9cc9cf2d2c02c5f588f9f0d2aecad4

«Ребята были все в крови»

«Ленте.ру» удалось пообщаться с очевидцами страшных событий в керченском техникуме. Один из них — Иван К. — рассказал о гибели преподавателя.

— Я знаю, что во время теракта погибли не только студенты, — сообщил молодой человек. — Убили преподавателя Ларису Борисовну. Она была пожилая, более 60 лет, и вела механические профессии: производственное оборудование и введение в профессию. Она была очень доброй, доходчиво объясняла, могла поругать, указывала на ошибки. То, что случилось, — шок для всех. У нас в колледже всегда было спокойно, мы все общались друг с другом и даже со студентами училища, которое находилось напротив. Когда все случилось, люди помогали друг другу, выводили раненых. После взрыва повалил белый дым, все побежали на улицу, ребята были все в крови.

Анастасия М., студентка первого курса, — одна из пострадавших в керченской бойне. Вот ее рассказ — мы приводим его без купюр. Комментарии тут, что называется, излишни.

Читайте также:  Как работает бензиновый двигатель видео

— Была большая перемена, мы с одногруппницей спускались в буфет, — вспоминает девушка. — Я зашла внутрь, а дальше — оранжевый свет, громкий звук, и меня отбросило волной. Потом я открыла глаза и увидела подругу, она кричала, везде валялись стекла. Это было словно сон, но я понимала, что не сплю, потому что все чувствовала. Все бежали на улицу, я тоже встала и побежала, хотя у меня вся нога была в крови и порезах. Как будто что-то схватило и вытолкнуло меня на улицу, наверное, инстинкт самосохранения.

pic 7818f8cd4a3b49643705bad24caa65b0

Я села на бордюр и позвонила маме. Я была вся в слезах и сказала: «Забери меня отсюда». Мама не понимала, что происходит, я рассказала ей все, и она попросила папу приехать за мной и отвезти в больницу. Я полчаса разговаривала с ней, пока ждала папу, потому что мама просто хотела слышать мой голос и знать, что я жива. Я потеряла много крови и чувствовала слабость, мне хотелось прямо там упасть. Какая-то женщина подошла и предложила отвезти меня в больницу на своей машине, я согласилась, потому что машин скорой помощи на всех не хватало, и они увозили только тяжелых.

Материалы по теме

tabloid 0f1ef897a5a54d511c5acdaf403f2378

«Те, кто издевается в школе, заслуживают смерти»

В больнице мне сказали, что у меня сильный ушиб колена и сильный порез, изрезаны руки, рана под грудью. Попал бы осколок побольше — меня бы просто не было. Моя подруга лежала рядом на кушетке, вся нога переломана, ей вправляли кости, и она кричала. Когда меня везли на снимок, я снова ее видела, но она уже просто лежала молча. Мы не разговаривали.

После нападения в колледже переполнены все больницы, нужна кровь. Завтра люди приедут и будут сдавать. Очень много пострадавших, ведь у нас 1200 учеников, и еще работники… Много тяжелых: я сама видела парня без ноги и девушку с проломленным черепом. После взрывов этот парень побежал на второй этаж. Мои одногруппницы были там и видели его, светловолосого парня с ружьем.

Источник

Массовое убийство в колледже о чем молчат спецслужбы

В начале октября 18-летний студент Данил Монахов расстрелял нескольких человек на автобусной остановке в поселке Большеорловское Нижегородской области и убежал в лес. Юношу нашли только утром — точнее, его труп с ранением головы. По словам сокурсников по колледжу-интернату, Монахов собирался скопировать массовое убийство, которое больше 20 лет назад произошло в американской школе «Колумбайн». Но бабушка пыталась помешать ему выйти из дома с ружьем, поэтому студент выстрелил сначала в нее, потом в случайных людей на остановке и, наконец, в себя.

По подсчетам «Медиазоны», всего в результате нападений на школы и колледжи в России погибло 32 человека (в основном, студенты и педагоги), пострадали — 111 человек.

Можете величать меня исчадием ада

Другие ученики «Колумбайна» рассказывали, что сверстники травили Клиболда и Харриса, обзывая их «неудачниками» и «пидорами». «Я могу понять, как эти парни могли легко получить много насилия — не всегда физического, а просто словесного. Кто-то случайно проходил мимо в холле и говорил: «Привет, приятель, хорошая помада», — просто мелочи, которые, я думаю, накапливаются со временем», — вспоминал один из студентов. По его словам, травлей занимался не один ученик или конкретная группа, буллинг в школе был систематическим.

Массовое убийство освещалось в американских медиа максимально подробно: всего через 40 минут после первых звонков об атаке в экстренные службы CNN начал прямую трансляцию с места событий, а местный телеканал вел съемку с вертолета. Спустя 20 лет Atlantic назвал шутинг в «Колумбайне» «зрелищем национального масштаба». В конце концов слово «колумбайн» стало эвфемизмом для обозначения любой стрельбы в школах.

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Через несколько дней «Проект» сообщил, что государственным агентствам и телеканалам негласно запретили сравнивать атаку на керченский колледж с «Колумбайном» — это было сделано для того, чтобы не допустить появления «лишнего интереса» к массовым убийцам.

Впрочем, «глобализация» и «лишний интерес» к теме массовых убийств — не единственные версии. Студент Росляков, как и вдохновившие его американские подростки, страдал от травли в колледже. «В чем причина [случившегося] в Керчи? Унижение на основе разного имущественного положения. Этого мальчика в Керчи постоянно унижали одноклассники», — говорил глава Следственного комитета Александр Бастрыкин спустя полгода после нападения.

Снайперы мелькают в окне

Вокруг расстрела в «Колумбайне» сформировалась своеобразная субкультура — поклонники американских подростков стали называть себя «колумбайнерами» и вести блоги, например, на Tumblr — поиск по сервису выдает тысячи постов с хэштегами #columbine, #ericharris и #dylankleabold.

Со временем сообщества «колумбайнеров» появились и в российском «ВКонтакте». Власти и силовики заинтересовались ими после января 2018 года, когда с разницей в несколько дней нападения произошли в трех российских школах: в Улан-Удэ, Челябинской области и Перми. Уже к концу месяца Роскомнадзор рапортовал, что администрация «ВКонтакте» удалила девять «колумбайн-сообществ и посты схожей тематики с четырех страниц» (несмотря на это, через несколько месяцев журналистка РИА «Новости» написала статью о «внедрении» в эти паблики).

Читайте также:  Как подобрать ремни на двигатель

Тем не менее, паблики, посвященные «Колумбайну», продолжали в том или ином виде существовать. К ноябрю 2020 года «ВКонтакте» открытых тематических групп почти не осталось (заметки о стрелках из «Колумбайна» перекочевали в сообщества о серийных убийцах). Несколько аккаунтов о школьных шутингах можно найти в инстаграме — в основном, в них не больше сотни подписчиков, а слова «колумбайн» их авторы избегают. Гораздо больше колумбайн-контента можно найти в TikTok — короткие ролики, обыгрывающие атаку на школу, снимают подростки из разных стран, в том числе из России.

Сложней всего было найти тротил и запал

В 2018 году в Национальном психологическом журнале вышла статья о причинах и механизмах массовых убийств в учреждениях образования. Авторы изучили все случаи нападений на российские школы и колледжи с 2014 по 2018 год: в зависимости от подхода к оценке и различий в оружии, таких инцидентов они насчитали от 15 до 19. Один из авторов статьи, доктор психологических наук Денис Давыдов, рассказывает «Медиазоне», что занимался темой «колумбайна», работая в Городском психолого-педагогическом центре Москвы.

«Заказа не было от руководства, и никто не одобрял эту деятельность. Никому это особо не надо было», — говорит Давыдов.

Второй типичный вид реакции на шутинг — объявить школьника «ненормальным». «И тут же в средствах массовой коммуникации появляются психиатры, которые очень успешно находят диагноз. Диагноз всем известный», — говорит психолог Давыдов.

Гордеева признали невменяемым: психиатры поставили подростку диагноз «параноидальная шизофрения» и сочли, что он нуждается в «срочном лечении»; в марте 2015 года суд признал подростка виновным и отправил на принудительное лечение. Гордеев освободился из психиатрической больницы еще в 2017 году — его перевели на амбулаторное наблюдение. Адвокат Игорь Трунов, защищавший Гордеева в суде, позже настаивал, что экспертиза недействительна, а его подзащитного лечить не от чего, так как он абсолютно здоров.

«Хорошо сказать: во-первых, он дурак или какой-то сумасшедший, с психическими отклонениями. Второе: есть какая-то безалаберность должностных лиц. А реальность, конечно, сложнее намного», — резюмирует Давыдов.

В действительности никакого четкого психологического портрета школьного стрелка не существует, добавляет он. В начале двухтысячных Секретная служба и министерство образования США провели крупное исследование нападений на школы, но так и не смогли перечислить универсальные для всех «колумбайнеров» характеристики.

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Иду гулять по школе

Важная тема в обсуждении шутингов — травля (или буллинг) в школе. По словам психолога Давыдова, буллинг «присутствует не во всех, но в большинстве» таких ситуаций по всему миру. Исследователи из Высшей школы экономики (ВШЭ) Мария Новикова и Артур Реан тоже отмечают, что травля «всегда имеет место в определенном социальном контексте, в котором подобное поведение поддерживается и поощряется».

«Формы травли различаются в сельских и городских школах России. И в городе, и в сельской местности дети чаще всего прибегают к вербальной травле, самый распространенный вариант которой — оскорбления, но в городе они встречаются почти в полтора раза чаще, чем на селе. Физическая агрессия более характерна для школ мегаполиса, равно как и прямые формы травли; в сельской местности школьники чаще прибегают к травле косвенной», — пишут Новикова и Реан.

Они проанализировали 80 исследований из разных стран и пришли к выводу, что в среднем с травлей регулярно сталкиваются 35% школьников; по данным за 2015 год, 27% российских школьников подвергались буллингу. К факторам риска, помимо климата в школе, Новикова относит также семейные отношения и индивидуальные особенности жертвы — большую роль играет уровень дохода и образование родителей. В зону риска попадают подростки из малообеспеченных семей и дети родителей, у которых есть только среднее образование — такие школьники подвергаются психологическому насилию чаще.

При этом и жертвами, и инициаторами травли чаще становятся мальчики, отмечает психолог Новикова. Ее коллега Денис Давыдов называет пол единственным «железным признаком» школьного стрелка. По его словам, массовые убийства совершают только мальчики — это связано как с ростом тестостерона во время пубертатного периода, так и с «гендерными предубеждениями» и культурой насилия.

Новикова и Реан из ВШЭ пишут, как важны в этих случаях действия педагогов и их отношения с учеником. «Когда учителя описывают способы своего реагирования на буллинг, становится понятно, насколько велико расхождение между их знаниями и реальным опытом; теоретические знания почти никогда не реализуются в их профессиональной практике в большинстве случаев они действуют бессистемно, полагаясь на собственный опыт и интуицию», — заключают ученые.

Читайте также:  Как подготовить двигатель к зиме

«Где-то в школах просто не хотят об этом говорить — даже на уровне городов, районов, областей, — рассуждает о буллинге в российских школах психолог Денис Давыдов. — Где-то более-менее проблему поднимают, где-то загоняют [ее] в угол. Она и сама прячется, потому что буллинг уходит в онлайн, в социальные сети. И в школе становится это незаметно»

Исследовательницы из ВШЭ добавляют, что последствия школьного буллинга для его жертвы могут быть как незамедлительными, так и отсроченными — от ухудшения успеваемости до клинической депрессии и мыслей о суициде.

Объявить всем обидчикам личный джихад

Психолог Давыдов объясняет, что «колумбайн» не бывает спонтанным: перед тем, как прийти к этой мысли, подросток обязательно проходит несколько этапов трансформации. Первый этап включает в себя «осечки в механизмах социального взаимодействия» — например, буллинг или другие проблемы в общении со сверстниками — и запускающую ситуацию. «У человека происходят вполне понятные последствия: психологическая травма в виде каких-то переживаний, зацикливаний. Вполне естественным механизмом является либо ответ «подраться», либо, есть такое, насильственная фантазия», — говорит он.

Дальше следует этап, когда фантазия о насилии становится для подростка излюбленным способом реагирования на неприятности. На следующем этапе трансформации он начинает говорить о своих идеях вслух и «оставлять следы», объясняет Давыдов: «Возникает ощущение, что такой человек пытается разговаривать с окружающим миром. Он дает сигнал, вплоть до обсуждения каких-то [конкретных] тем с одноклассниками».

«Наконец, человек часто не рассчитывает спастись. Он не маскируется, он не предусматривает планы отступления, не прячется. Он демонстративно так себя ведет», — заключает Давыдов.

Некоторые школьные стрелки действительно готовы идти до самого конца — как те же Даниил Засорин и Владислав Росляков, которые застрелились после «колумбайна».

Его имя до сих пор неизвестно. Суд отправил школьника под стражу — скорее всего, еще до сообщения о его задержании. Связан ли арестованный школьник с теми красноярцами, кто попал в психдиспансер, также неизвестно.

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Завтра последний звонок

Психолог Денис Давыдов уверен, что правоохранительные органы могут раскрывать готовящиеся «колумбайны» — в основном за счет мониторинга социальных сетей. Такая практика есть за рубежом, и именно этим способом, судя по сообщениям пресс-служб, пользуются российские силовики.

В конце августа стало известно о девяти красноярских подростках, отправленных в психдиспансер из-за подписки на паблики о «Колумбайне» во «ВКонтакте». Одной из них была 14-летняя Алена Прокудина, семья которой быстро связалась с адвокатами и медиа, чтобы привлечь внимание к недобровольной госпитализации. Ее необходимость силовики аргументировали тем, что в телефоне у Прокудиной сохранены фотографии на тему «колумбайна». Девушка пролежала в диспансере две недели, возбуждать против нее дело СК не стал. Через месяц похожая история произошла с челябинским студентом Денисом Куценко.

Давыдов критикует такой подход и называет его непрофессиональным. «Нападение на школу это не психиатрическая тема, это не медицинский диагноз. Мало того, что это ошибочно, это отвлекает силы, это неэффективно, это еще возвращает — громкое слово — карательную психиатрию», — уверен он.

Работу по выявлению потенциальных стрелков могут проводить социальные педагоги-психологи, считает Давыдов. Так и вышло в истории нижегородца Данила Монахова, который на протяжении нескольких лет планировал расстрел в колледже-интернате. Весной 2019 года специалистка мониторила страницы учеников в соцсетях и наткнулась на статус Монахова «Да настанет судный день», дату рождения он сменил на 20 апреля 1999 года — день стрельбы в «Колумбайне».

После этого полиция провела со студентом «воспитательную беседу», но никаких обвинений Монахову не предъявили, хотя он не скрывал свои намерений. Воспитательные беседы или «профилактическая работа» — основная задача инспекторов по делам несовершеннолетних МВД, во многом похожая на задачи участковых. Еще инспекторы ставят на учет и проводят беседы с подростками и их родителями, зачастую вместе с сотрудниками отделов соцзащиты и органов опеки.

О работе следователей с делами о шутингах в январе 2020 года рассказывал генпрокурор Игорь Краснов, тогда занимавший пост замглавы СК. «Ограничиваться лишь наказанием виновных было бы неправильным, поэтому в рамках профилактики мы пытаемся понять суть проблемы и решить ее комплексно», — говорил он. Краснов отмечал недостаточную охрану школ — по его мнению, нужно предъявлять «особые требования» к охранным предприятиям.

Редактор: Егор Сковорода

Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Ваша безопасность
Adblock
detector